?

Log in

No account? Create an account
П.Н. Мамонов о христианском браке:

"Сижу. Смотрю в окно. Жена идет по тропинке. Думаю: куда это я пошел?"




...и спасите мою душу

нЕ словА

"Я буду любить тебя все лето" - это звучит куда убедительней, чем "всю жизнь" и - главное - куда дольше! М. Цветаева
Как же приятно утро, которое хочется встретить...вдохнуть, зажмуриться его новому восходу, раствориться в ощущении приятных ожиданий...
Каждый новый виток твоей спирали начинается с такого утра, оно дает начало новой дуге.
Можно расправиться, встрепенуться, излучить, наконец, то, что так долго и тесно копилось.

Уложить в голове все начала. Сложить в верную мозаику.
И жить во всю мощь.
Жить, как хочется только тебе, только так, как считаешь нужным. Возвращаться туда, где тебя все ЖДЕТ.
Взять себя в руки. Объять.


Быть эффективной.
И!...





Дорогой человек сказал :" Представь, каждая наша душонка дороже всей Вселенной...не променяй ее на мишуру".
Всем сердцем прочувствовать...

Mar. 9th, 2012

Если однажды тебе повезло найти себя и добраться до собственного стержня, не пытайся "соскочить" - чужое место точно не займешь, а свое можешь потерять. Оставайся ТАМ. и РАЗВИВАЙСЯ.

Белые халаты, волосы под шапочку, акушерские кровати, "зеркала" и зажимы, окситоцин внутривенно, "эпидуралка", КТГ-мониторирирование, изматывающие в удовольствие дежурства, снующие из бокса в бокс заботливые акушерки, серьезные со светлыми глазами и статной походкой акушеры-гинекологи и... беременные будущие (или в очередной раз) мамочки; беззащитные, но сильные и прекрасные.

Младенцы. Крошечные люди, отчаянно кричащие, захватывающие в неопытные легкие свой первый воздух, подергивающие в послеродовом треморе ручками и ножками... Сжимающиеся в комочек, словно бы стремящиеся вернуться в размеренную и тихую антенатальную среду.

Все это большой фигурной скобкой можно объединить в работу родильного блока. Активного, результативного и одухотворенного отделения.

Акушерство - область медицины с давным-давно выверенной последовательностью перинатальных событий и, с другой стороны, каждый раз большой сюрприз(Маш, корявость). Работа по лезвию ножа, на грани жизни...и жизни.

Работа, где результат (и он непременен) - всегда в руках доктора и силах роженицы. Где процессы обратимы и исправимы, как ни в какой другой медицинской области.

Наука, в которой "головка", "ручки", "ножки", "спинка" не уменьшительно-ласкательные вариации, а настоящие акушерские термины. Где новорожденный не объект неприкосновенного воздыхания, а полноценный маленький человек(Боч, тоже коряво, надо перекроить). Где нет места мимолетному умилению без участия, отстраненности и моральному бездействию.
Наука с потрясающей конкретикой; миллионом нюансов, каждый из которых результативен и имеет непосредственное отношение к процессу.

Ареол, где боль и крики рожениц не заставляют съеживаться, а только удовлетворяюще настораживают предстоящим результатом. Где каждые роды - победа.

Работа с минимальным эмоциональным выгоранием. Для врача и пациента.

...И каждое дежурство заканчивается парой десятков счастливых мамочек, кричащих "кулечков" и умиротворенной улыбкой врача.


П.с. С Благодарностью, Котовой Т.В.

Под белым халатом - что?


Любовь. Она отличается от любви к своей половине, к родителям, брату и сестре, близкому другу и человечеству вообще. Она огромна, очень сильна и сокровенна. Она переполняет тихим счастьем, от которого не прыгают до потолка, не кричат и не хохочут; такому счастью присуща светлая внутренняя улыбка.
Любовь без снисхождения. И, конечно, с полной самоотдачей.
Очень «тяжелая» любовь, от которой кто-то пытается оградиться – и получается врачебный цинизм.

Терпение. Абсолютное. Оно настолько глубоко сопутствует сознанию, будто в мозг вживили чип.

Ответственность. Остается в сердце, даже когда халат сползает с плеч. Чувство такое же сокровенное, как любовь.



Чтобы дождаться чуда, нужно перестать выуживать его из своего сознания